«Казахгейт» и арест Джеймса Гиффена агентами ФБР

Операция «Спасение»

Арест Джеймса Гиффена агентами ФБР означал, что «Казахгейт» вступил в заключительную фазу. Маховик раскрутился, и результаты расследования скоро будут переданы на рассмотрение судей.

Назарбаев нервничал все сильнее и сильнее, и мы знали, почему. Он боялся не за международную репутацию (которая на тот момент была уже и без того плохая), а уже непосредственно за собственное президентское кресло. Американское обвинение готовилось квалифицировать его коррупционные действия по статье, от которой невозможно скрыться за стенами Президентского Дворца «Ак — Орда».

Речь шла об Акте Соединенных Штатов о коррупционных действиях за рубежом (The U. S. Foreign Corrupt Prac–ticies Act). Этот закон запрещает американским компаниям давать взятки чиновникам на любой территории земного шара, даже если на кону стоит получение выгодных контрактов. Однако, главная особенность Акта в том, что виновными в преступных действиях, нанесших ущерб интересам США, могут быть признаны все стороны — как те, кто взятки выплачивал, так и те, кто активно принуждал их к этому.

Пример был перед глазами: незадолго до этого Акт уничтожил карьеру бывшего украинского премьера Павла Лазаренко. Тот был признан американскими судьями виновным в вымогании денег, и вскоре оказался низверженным со своего трона. Человек, одно имя которого вызывало трепет в родной Украине, из председателя правительства быстро переквалифицировался в уголовника. Государственные границы его не защитили. И вот теперь эта машина медленно, но верно катилась на президента Назарбаева. Конечно, ему удалось бы продержаться в седле дольше, чем Лазаренко, например — притворившись черепахой и уведя страну в самоизоляцию. Но рано или поздно давление Соединенных Штатов пробило бы и этот панцирь.

Проблему Назарбаева усугубляло недовольство мировых элит, которые не были в восторге от его правления. Во–первых, они с трудом понимали, по какому принципу распределяются природные ресурсы Казахстана. Особенно сильно этот вопрос интересовал в то время Россию, которая не получила доступа ни к одному крупнейшему месторождению — если не считать половины доли «Лукойла» на месторождении Кумколь, где на самом деле безраздельно распоряжались канадцы из неведомой никому акционерной компании «Харрикейн гидрокарбонз лтд».

Откуда эти «канадцы» появились, и почему богатейший нефтяной Кумколь достался именно им, понимал только Крестный Тесть и его подельники. Ни Кремль, ни Вашингтон, ни Пекин этого не понимали. А поскольку речь идет не просто о выгодных контрактах, а о распределении богатейших запасов стратегических ресурсов, от которых зависит благополучие энергозависимых экономик, такое положение дел никого за пределами назарбаевского кабинета не радовало.

К тому же, сам тесть к тому времени уже запутался в своей «многовекторной политике», которая предполагала дружбу со всеми одновременно. Оборотная сторона этой медали оказалась в том, что никто не был уверен в искренности такого партнерства и «вечной дружбы»: Москва считала Назарбаева слишком проамериканским, а Вашингтон ревниво следил за реверансами Астаны в сторону Москвы и Пекина.

В итоге политические звезды сошлись таким образом, что никто из друзей не был против смены режима в дружественном Казахстане на что–нибудь более предсказуемое (и еще, желательно, управляемое). Более того, и в Америке, и в России влиятельные финансово–промышленные группы активно прорабатывали такой вариант. Благо, в их лагере очень кстати оказался «троянский конь» в лице бывшего премьер–министра Кажегельдина.

На кону стояли миллиарды долларов — достаточные суммы, чтобы привести в движение серьезные политические механизмы. Тем более, что дело само шло в нужную сторону: Акт о коррупционных действиях за рубежом, под который при наличии неопровержимых свидетельств в виде личных швейцарских счетов попадал наш президент, обещал противникам его режима скорый въезд в столицу Астану.

Все шло по этому сценарию — и дошло бы, возможно, до гипотетического завершения, если бы теплым майским днем 2003‑го года в маленьком городке Пезаро, на адриатическом побережье Италии, не появился невысокии слегка полнеющий джентльмен в черном английском костюме — тройке, непременно с подтяжками и с серебряной тростью. Телохранители Назарабаева образно прозвали его «Хромым». До сих пор в окружении президента почти все считают Миртчева почему — то доктором медицины. Но чтобы объяснить его появление, мы должны вернуться немного назад …

Мы с Даригой начали искать варианты, как помочь ее отцу- президенту. Для меня и моей супруги Дариги, чисто по–человечески, необходимо было просто не допустить возможного обвинения — этого позора для будущего поколения Назарбаева — его внуков и правнуков, что их дед — обыкновенный «вор». Мы знали, что по его указанию посол Саудабаев в Вашингтоне активно ищет лоббистов, которые взялись бы защищать интересы президента. Находились и нанимались различные фирмы, выплачивались большие теневые деньги, но все впустую.

Поняв, что рассчитывать на мидовскую машину и на связи самого Назарбаева не приходится, мы сами взялись за дело и начали устанавливать контакты. Вскоре перед нами возникла проблема выбора: на кого положиться?

Найти лоббистов очень легко: только позовите, и вам предложат свои услуги десятки человек. Каждый из них расскажет, какие у него связи в Вашингтоне, и покажет свои фотографии с Биллом Клинтоном. Проверить невозможно: весь смысл лоббистской работы в том, что она делается за закрытыми дверями. Никто не афиширует проекты, в которых деньги приводят в движение политические механизмы. И чем более влиятелен лоббист, тем менее известно его имя. В то же время ошибка в выборе может стоить очень дорого — не только в денежном эквиваленте. Иногда на кону оказывается власть в нефтяной стране — как это было в случае с Крестным тестем.

К счастью для президента Назарбаева, в итоге американский лоббист вышел на известных российских пиар–технологов, которые и вывели его на Даригу Назарбаеву. Так началось знакомство с компанией, название которой ничего не скажет широкой публике: «Global Options Management». Это одна из самых закрытых фирм, работающих на ниве вашингтонской политики. Однако ее могущество обратно пропорционально уровню ее известности: вся деятельность этой компании подтверждает старую истину, что настоящая политика вершится за закрытыми дверями.

В те годы фирма «Global Options» только осваивала восточное направление: её первым большим делом в России была помощь, которую она оказала российскому олигарху Олегу Дерипаске в его битве против конкурентов, подавших на него иск в американский суд.

В Центральной Азии клиентов у них еще не было, хотя регион, богатый ресурсами и диктаторами, всегда вызывает повышенный интерес у любых профессиональных лоббистов.

Следующий вопрос, который встал перед нами: как связаться с такой закрытой фирмой и вызвать ее представителей на переговоры? Дело в том, что это не тот тип бизнеса, где действует телефонная линия для клиентов, по которой можно разместить свой заказ, и вашему звонку будут рады. Здесь все намного сложнее. Этот бизнес работает только по проверенным связям: без нужной рекомендации у вас не возьмут никаких миллионов: лоббисты очень осторожны в выборе тех, с кем им предстоит иметь дело.

Компания сама хотела выйти на казахского властителя, попавшего в капкан американской юстиции, и предложить ему спасательный круг — «задорого». Там уже было готово полное досье на президента с его проблемами, и первые предложения, чем ему можно помочь. Но как передать эти предложения президенту, лоббисты не знали: идти через посольство — заведомо гиблое дело, а прямых выходов на президентскую «Ак — Орду» у них не было. И только Дарига взялась обеспечить им такой выход.

Все предварительные переговоры с «Global Options» велись по телефону. Первую встречу мы договорились устроить на нейтральной территории, в Италии, где в то время была Дарига. Условились, что к ней приедет уполномоченный представитель американских лоббистов.

Так на сцене появляется тот самый господин с серебряной тростью, которому впоследствии суждено будет сыграть ключевую роль практически во всех важнейших событиях новейшей истории Казахстана.

Господина звали Александр Миртчев, подданный Болгарии и США. В назначенный день он приехал в итальянский провинциальный город Пезаро, где моя жена брала уроки пения у старого знаменитого маэстро, — и был изрядно раздражен. Ему не понравился путь, поскольку в городке не было аэропорта, где мог бы приземлиться его чартерный рейс: до места потребовалось добираться на такси.

Остановиться пришлось в четырехзвездочном отеле, поскольку ничего лучше городок предложить не мог. Впереди господина ждал еще один сюрприз: старшая дочь казахского президента не будет принимать его в собственном замке — по той простой причине, что никакого замка нет. Дарига жила в небольшом арендованном доме недалеко от побережья. Удивляло, что сплетни и слухи сопровождали меня с Даригой всегда: то придумают, что она не родная дочь Назарбаева, то наша маленькая Венера не от меня, то у Дариги, то у меня многочисленные пассии, то санузлы в нашей вилле из чистого золота и многое другое. Забавляло множество убогих слухов и сплетен, но мы понимали, что это издержки режима. Нужно время. Единственное, я был непреклонен к клевете в мой адрес с различными обвинениями в преступлениях. Здесь мои адвокаты подавали в суд на клеветников, особенно если они действовали по указке КНБ. (Например, старший следователь КГБ Казахской ССР Нарманбетов — личное дело сотрудника КГБ № 474196, который отличился в преследованиях казахской молодежи в декабрьских событиях 1986 года и был отмечен благодарностью в приказе председателя КГБ Казахской ССР Мирошника.

К сожалению, все истории о наших несметных богатствах всегда были сильным преувеличением. Мы действительно богаты по меркам среднего класса, но сахарный бизнес не дает прибыли, которая позволяла бы прописаться в «Форбсе» — и меня это всегда вполне устраивало. Это обстоятельство поначалу озаботило гостя: не означает ли отсутствие замка у дочери того, что и у отца не хватит миллионов, чтобы купить столь дорогостоящие услуги лоббистов (правильный ответ — не означает).

Дожидаясь встречи, назначенной в прибрежном ресторане, Миртчев демонстрировал свое неудовольствие, то и дело картинно порывался немедленно улететь обратно в Соединенные Штаты и уволить своего ассистента, отвечавшего за визит. Делать этого, однако, не стал — хотя позже и рассказывал нашим общим московским друзьям, как тяжело ему пришлось в итальянской «кампании».

Встреча состоялась. Дариге пришлось выступить в качестве слушателя, поскольку говорил в основном гость. Он попытался впечатлить мою жену обилием имен («… а вот на ужине с Кондолизой Райе я сказал ей …») и рассказами о своей причастности к важнейшим событиям, изменившим ход истории. Например, как он спрашивал вице–президента США Дика Чейни, почему американские военные не подбросят в бункеры в Ираке какого–нибудь оружия массового поражения, чтобы приписать его Саддаму (иракская война тогда только разгоралась), и получил ответ «А зачем?» Мол, Америка настолько сильна, что мнение остального мира ее уже не интересует. Много говорил о своих тесных связях в Госдепартаменте (Мэтью Брайза с супругой Зейно Баран) в Совете национальной безопасности (Дэвид Меркель) и, главное, в Министерстве обороны (Ричард Перле, Пол Вульфовец и другие).

Экипированный тростью с серебряным набалдашником в виде головы льва (которой место скорее в музее, чем в руке современного человека), со своими рассказами о личной коллекции живописи и фейерверком упоминаемых имен, Миртчев произвел поначалу слегка комичное впечатление. Будто он явился из другого времени и другого мира. Однако мы уже знали, что за его спиной действительно стоит одна из самых влиятельных в мире теневой политики вашингтонских компаний.

Но в этом еще предстояло убедить моего тестя, окруженного придворными советниками, которым меньше всего хотелось, чтобы мы провели к президенту, как им казалось, своего человека. Конечно, легче всего было ничего не делать — ведь еще не был исключен риск, что Миртчев и его компания возьмут деньги, но не выполнят своих обещаний. Тогда бы гнев президента обрушился на дочь и на меня (никакие родственные связи его давно уже не сдерживали).

И все–таки мы с женой решили, что игра стоит свеч. Минуя всех придворных, Дарига позвонила отцу и убедила его принять американского гостя. После чего чартерным рейсом привезла Миртчева в Астану и организовала ему аудиенцию в Астане.

Так начался новый период казахской истории, который продолжается по сей день. Я называю его «закручивание гаек».

MH/OS–CDP–NOTICES 2005/04/15 13:14 NMI pour xiotices

ее msg est un rappel du msg du 13/12/04 (texte idem)

From: NCB VADUZ Liechtenstein

Date: 2005/02/16 17:22

To: NCB WASHINGTON United States;

Subject: SOMR1196 / NAZARBAEV Nursuitan, KAZHEGELDIN Akhezan and others

Vaduz, SOMR1196, 16.02.2005

Interpol Vaduz

Non–urgent

Interpol Washington Info: IPSG

ge 2005/1835–1

Your ref.: unknown

Our ref.: 2003–12–0118 (SOMR1196)

Subject: NAZARBAEV Nursultan, ep 2005/1843 KAZHEGELDIN Akhezan ep2002/42195 rugitives project red valid almaty A-l 109/11–2002 and others

We refer to our message dated 13.12.2004 (SOMR1106) conceing a/ subject and kindly ask you to let us know when we may expect your reply. For your convenience please find below our initial request:

QUOTE

Please be advised that penal proceedings are pending at the Princely Court of Justice, Vaduz/Liechtenstein underfileno. 14 UR.2003.141 against:

— NAZARBAEV Nursultan A., Citizen of Kazakhstan, further details unknown

— KAZHEGELDIN Akhezan M., dob 27 March 1952, further details unknown

— BALGYMBAYEV Nurlan, ep 2005/1856 crim / suspected dob 20 November 1947, Citizen of Kazakhstan, r/o 53 Sheffield Road, Newton, Boston MA / USA

— KULIBAYEVA Dinara, dob 19 August 1967, ep 2005/1859 crim/suspected Citizen of Kazakhstan, r/o Tulebzeva. St. 119–2, Latmy / Kazakhstan — it is assumed that KULIBAYEVA Dinara is the daughter of the President of Kazakhstan

— TASMAGAMBETOV Imangali, further details unknown ep 2005/1861 crim suspected

because of the suspicion of money laundering (punishable according to par. 165 of the Liechtenstein penal code).

Dьring the investigations further persons were found to be involved in this case:

— GIFFEN James, further details unknown quoted in ge

— TASMAGAMBETOV Asel and TASMAGAMBETOV Sophie — it is assumed that tey are the daughters of TASMAGAMBETOV Imangali quoted too

— BITTEL Patrick Thierry, quoted in ge dob 14 April 1957, Citizen of Switzerland, attoraey, r/o 10, route de Florissant, Geneva / Switzerland

Facts of the case:

In July 2002 a Liechtenstein fmancial intermediary made a report to the Liechtenstein Financial Intelligence Unit (FIU) because of the suspicion of money laundering in connection with the Company Walisa Foundation, ec 2005/1864 situated in 9490 Vaduz / Liechtenstein. The mentioned persons and this Company are assumed to be involved in a case where millions of dollars from US oil companies had been used to bribe high officials in the Central Asian republic of Kazakhstan.

Request:

In this connection upon request of the competent judge Dr. Andrea Cantieni of the Princely Court of Justice in Vaduz/Liechtenstein, please let us know whether penal proceedings are pending in the United States against GIFFEN James, NAZARBAEV Nursultan, KAZHEGELDIN Akhezan, BALGYMBAYEV Nurlan, KULIBAYEVE Dinara, TASMAGAMBETOV Asel and TASMAGAMBETOV Sophie, TASMAGAMBETOV Imangali or BITTEL Patrick. If yes, please inform us about the competent authority.

The Information proyided are only for public authorities responsible for the prevention and prosecution of offences. Personal data may be used solely for the designated purpose. The information must not be used for any fiscal related matters.

UNQUOTE

Thank you for your co–operation. Best regards Interpol Vaduz checks

VV/OCI2 2005/03/29 11:09 updnmi

KR/OCIl 2005/04/16 09:48

From: NCB VADUZ Liechtenstein

Date: 2004/12/13 17:13

To: NCB WASHINGTON United States;

Subject: SOMRl 106 / NAZARBAEV Nursultan, KAZHEGELDIN Akhezan and others

Vaduz, SOMRl 106,13Л 2.2004 ge 02/42194

ADD FAIT — UPD EP‑INDEXER MESSAGE DANS GE — RETOUR NOTICES APRES QC

CC/SON 2005/01/14 13:53

Addendum/Corrigendum No. A-l 109/11–2002.20050114

Pubtishedon 20050114

Cc/sort

From: NCB VADUZ Liechtenstein

Date: 2004/12/13 17:13

To: NCB WASHINGTON United States;

Subject: SOMRl 106 / NAZARBAEV Nursultan, KAZHEGELDIN Akhezan and others

Vaduz, SOMRl 106, 13.12.2004 ge 02/42194

ADD FAIT — UPD EP‑INDEXER MESSAGE DANS GE — RETOUR NOTICES APRES QC

CC/SON 2005/01/14 13:53

Addendum/Corrigendum No. A-l 109/11–2002.20050114

Publtshedon 20050114

Cc/son

KAZHEGELDIN Akezhan Magzhanovich, bo on 1952–03–27, No. 2002/42195, A-l 109/11–2002

ADDENDUM: INTERPOL VADUZ:

KAZHEGELDIN is subject of penal proceedings by the judicial authorities in Vaduz, Liechtenstein for suspicion of money laundering committed in July 2002, in connection wtth the Company Walisa Foundation located in Vaduz, Liechtenstein.

GE/ 2005/1835–1

KAZHEGELDIN Akezhan Magzhanovich, bo on 1952–03–27, No. 2002/42195, A-l 109/11–2002

ADDENDUM: INTERPOL VADUZ:

KAZHEGELDIN is subject of penal proceedings by the judicial authorities in Vaduz, Liechtenstein for suspicion of money laundering committed in July 2002, in connection wtth the Company Walisa Foundation located in Vaduz, Liechtenstein.

GE/2005/1835–1

Interpol Vaduz

Non–urgent

Interpol Washington Info: IPSG

Your ref.: Newinquiry

Our ref.: 2003–12–0118 (SOMRl 106) UNK

Interpol Vaduz

Non–urgent

Interpol Washington Info: 1PSG

Your ref.: Newinquiry

Our ref: 2003–12–0118 (SOMRl 106) UNK

Subject: NAZARBAEV Nursultan, KAZHEGELDIN Akhezan and others

Please be advised that penal proceedings are pending at the Princely Court of Justice, Vaduz / Liechtenstein under file no. 14 UR.2003.141 against:

— NAZARBAEV Nursultan A., UNK EP 2005/1843 Citizen of Kazakhstan, rurther details unknown

— KAZHEGELDIN Akhezan M ok EP: 2002/42195 RED NOTICE A4109/11–2002 (valid) Almaty // C/D no number (valid) Entity is part of rugittves project linked to GE: 2002/42194–1dob 27 March 1952, ok rurther details unknown

Subject: NAZARBAEV Nursultan, KAZHEGELDIN Akhezan and others

Please be advised that penal proceedings are pending at the Princely Court of Justice» Vaduz / Liechtenstein under file no 14 UR.2003.141 against:

— NAZARBAEV Nursultan A., UNK EP 2005/1843 Citizen of Kazakhstan, mrther details unknown

l KAZHEGELDIN Akhezan M ok EP: 2002/42195 RED NOTICE A-l 109/11–2002 (valtd) Almaty // C/D no number (valid) Entity is part of fugitives project linked to GE: 2002/42194-L, dob 27 March 1952, ok rurther details unknown

Не надо говорить правду в глаза. Они ничего не слышат.