Почему не реален прогноз по Нацфонду

""

Заслуживающую размышления цифру назвал в ходе недавнего обсуждения в правительстве прогноза параметров госбюджета на 2018–2020 годы министр национальной экономики РК Тимур Сулейменов. По его словам, при цене на нефть в 45 долларов а баррель и снижении объема гарантированного трансферта, общий объем средств Национального фонда РК в 2020 году составит 62,4 миллиарда долларов, или 32,5% к страновому ВВП .

Чтобы снизить объем гарантированного трансферта из Национального фонда РК, правительству, по словам министра, необходимо обеспечить ненефтяные доходы республиканского бюджета в 2018 году в объеме 5528 миллиардов тенге, в 2019 году – 6404 миллиарда, в 2020 году – 7176 миллиарда. В этом случае, с учетом прогнозируемого дефицита республиканского бюджета на уровне 1,1% к ВВП в 2018 году и 1,0% в 2018-2019 годах, расходы его составят: в 2018 году – 9,2 триллиона тенге, 2019 году – 9,7 триллиона, 2020 году – 10,2 триллиона.

Вопрос, который напрашивается сразу: способно ли казахстанское государство так нарастить доходы? Ведь по скорректированному плану на 2017 год ненефтяные доходы республиканского бюджета запланированы в объеме 4892 миллиарда тенге, и хотя за первое полугодие текущего года налицо его перевыполнение, все равно похоже, что Тимур Сулейменов чересчур оптимистично настроен. Даже если в 2017 году ненефтяные доходы республиканского бюджета составят 5,2-5,4 миллиарда тенге, все равно их прирост за три года на треть представляется сомнительным.

Другое дело, что если цены на нефть будут существенно выше 45 долларов США за баррель, заложенных в прогноз параметров госбюджета и Национального фонда РК на 2018-2020 годы, а курс тенге к американской валюте будет колебаться в разумных пределах. Тогда планы правительства могут и реализоваться. Но при этом нужно учитывать и то обстоятельство, что при росте мировых цен на нефть, казахстанская национальная валюта должна укрепляться. То есть может оказаться, что положительное действие одного фактора будет обесценено отрицательным влиянием другого.

Впрочем, нас в данном случае интересуют не столько прогноз параметров госбюджета, поскольку эти цифры слишком часто меняются, сколько намерение правительство РК довести общий объем средств Национального фонда до 62,4 миллиарда долларов в 2020 году.

Напомним, что, по официальным данным Национального банка РК, на конец июля 2017 года в Национальном фонде числилось 58,388 миллиарда долларов. Публикуем ниже таблицу, из которой можно проследить динамику этого показателя с конца 2005 года по конец июля 2017 года.

""

Из цифр четко видно, что Национальный фонд РК существенно сокращался в 2009 году, когда за год он уменьшился на 3,118 миллиарда долларов, и в 2017-2017 годах, когда за два с половиной года он потерял 14,799 миллиарда долларов.

Из сказанного Тимуром Сулейменовым на заседании правительства 29 августа 2017 года следует, что за следующие три с половиной года планируется увеличить общий объем средств Национального фонда РК на 4,012 миллиарда долларов, или на 6,9%.

Ниже предлагаем вниманию читателей еще одну таблицу, подготовленную на основе официальных данных Министерства финансов РК о движении денежных средств Национального фонда РК.

""

Просьба не обращать внимания на большие разрывы между цифрами в колонке «Поступления всего» и «В том числе прямые налоги от нефтяного сектора»: они объясняются, главным образом, влиянием девальваций, благодаря которым у Национального фонда РК формировались гигантские доходы, и его доходами (убытками) от инвестиционной деятельности. Нас в данном случае интересует иное – соотношение прямых налогов и трансфертов в госбюджет.

Нетрудно заметить, что начиная с 2016 года объем трансфертов в госбюджет превышает объем прямых налогов от нефтяного сектора. И если цены на нефть останутся на запланированном правительством уровне, то есть 45 долларов или даже чуть выше, есть большие сомнения в том, что Национальный фонд будет прирастать. Ведь для этого нужно, чтобы Акорда поменяла свою политику накачки экономики государственными средствами. А это вряд ли удастся, поскольку даже если проблемы в банковском секторе решены, остальная экономика успешно «тонет».

В этих условиях Акорда обречена наращивать и социальные расходы, чтобы хотя бы так поддерживать внутриполитическую «стабильность», и расходы на репрессивную машину, дабы обеспечить себе уверенность в том, что если вдруг начнутся волнения в обществе, их можно будет пресечь силой, и господдержку экономики. Ведь у ненефтяных отраслей так и не появилось «локомотивов», которые бы потащили ее за собой. Плюс по многим причинам у Казахстана серьезно ухудшается общая с Россией экономическая среда, что также оказывает негативное влияние.

В связи с этим, по нашей оценке, максимум, на что может рассчитывать Акорда, так это на сохранение общего объема средств Национального фонда РК на текущем уровне, то есть 59-60 миллиардов долларов США. И то при условии, что неожиданно не выяснится, что Национальный фонд подобно ЕНПФ потерял крупные средства в ходе инвестирования в зарубежные активы. А то, что такое возможно, следует из практики Национального банка РК, систематически скрывающего от рынка и общественности информацию негативного характера.


Не надо говорить правду в глаза. Они ничего не слышат.